Кое-что о психопатах.


Недавно я прочитала книгу Кента Кила "Психопаты. достоверный рассказ о людях без жалости, без совести, без раскаяния". Автор, на минуточку, является доктором психологии и нейронаук, и свою диссертацию защитил именно по теме психопатии. Он провёл сотни (тысячи?) интервью с психопатами, заключёнными в тюрьмах, и исследовал мозг сотен этих ребят (ЭЭГ, фМРТ).
Психопатия – это серьёзный диагноз (мягко говоря). С 1991 года золотым стандартом диагностики психопатов является Перечень психопатических черт Р.Д. Хэра (книга опубликована в 2014 году, и сейчас критерии могли измениться, я не врач, не очень в теме). Только люди, набравшие достаточно большие баллы по этим пунктам могут считаться психопатами. Чтобы проводить интервью и давать оценки по этому перечню, людей специально долго обучают.
Перечень психопатических черт (Hare, 1991, 2003):
1. Болтливость / поверхностное обаяние
2. Преувеличенное чувство собственной значимости
3. Потребность в психическом возбуждении
4. Патологическая лживость
5. Мошенничество / манипулирование
6. Отсутствие раскаяния и чувства вины
7. Поверхностность аффективных реакций
8. Бессердечие / отсутствие эмпатии
9. Паразитический образ жизни
10. Слабый поведенческий контроль
11. Беспорядочные половые связи
12. Проблемное поведение в детстве
13. Отсутствие реалистичных целей на будущее
14. Импульсивность
15. Безответственность
16. Неспособность нести ответственность за собственные действия
17. Неоднократные недолгие браки
18. Подростковая делинквентность
19. Отмена условного освобождения
20. Разнообразие преступной деятельности
По данным К.Кила, 77% психопатов США сидят в тюрьме, поскольку люди с этим диагнозом склонны к асоциальному поведению (в том числе, убийствам и изнасилованиям).
Озвучивать подросткам этот диагноз (а точнее, подозрение на него) – как бы запрещено и не этично, потому что он может стать самоисполняющимся пророчеством, и подросткок (который может вовсе и не быть психопатом, с диагнозом можно ошибиться) начнёт вести себя асоциально. В книге приводится печальный пример убийства, совершённого из веры в свою психопатию.
Тщательно изучив мозг сотен психопатов, Кил получил однозначные результаты. Их мозг отличается от мозга здоровых людей. Их паралимбическая система, можно сказать, атрофирована (плотность вещества этих участков мозга ниже, чем у здоровых людей).
Паралимбическая система отвечает за особую реакцию на эмоционально окрашенные стимулы. Например, если здоровому человеку показать слова «стул» и «убивать», реакция мозолистого тела (часть паралимбической системы) на «убивать» будет гораздо ярче, чем на «стул». Я думаю, понятно, зачем эволюция дала нам эмоции – страх, например, помогает нам видеть угрозу, что полезно для выживания. 
А вот мозг психопатов даёт абсолютно одинаковый отклик на слова «стул» и «убивать». Также картинка со сценой насилия и картинка, где кто-то завязывает шнурки, будет вызывать одинаковые эмоции у психопата – никакие.
Отсутствие глубины и силы эмоций – один из ключевых признаков психопатии. Эти люди не испытывают страха, не боятся боли и наказаний (они даже не боятся казни, поэтому наказания ни в каком виде не корректируют их поведение), и, конечно, они не понимают, что значит любовь (для них любовь = секс), и что такое боль другого человека. Бессердечие и безразличие – характерные черты психопатов, наряду с асоциальным поведением.
Особенности паралимбической системы видны и на МРТ подростков-психопатов, а признаки психопатии в принципе проявляются с самого раннего детства.
Меня зацепила программа психотерапии для подростков-психопатов Мендотского реабилитационного центра - «декомпрессионная модель». Декомпрессионная – потому что интервенции специалистов направлены на снижение давления, напряжения, в котором живут такие подростки. Поскольку их жизнь, чаще всего – череда агрессии, насилия и враждебного ответа.
В книге нет детального описания всей программы, но основная интервенция такова. Весь персонал центра от директора до кухонных работников должен постоянно наблюдать за подростками и замечать каждое проявление положительного поведения с их стороны. И подкреплять это поведение. Сладостями, видеоиграми – чем угодно, лишь бы сформировать у подростка рефлекс «сегодня я совершил хороший поступок – завтра меня ждёт что-то приятное». Подростки, завершившие программу, имели на 50% меньшую вероятность попасть в тюрьму, чем другие. Более того, изменилась и тяжесть преступлений. Ни один подросток, прошедший программу, не совершил убийства.
Эта книга натолкнула меня на множество мыслей.
Про то, как здорово, что у нас есть эмоции и способность чувствовать свою и чужую боль. Психопаты, кстати, никогда не страдают депрессией и тревожными расстройствами – у них нет достаточно сильных эмоций и тенденции беспокоиться о чём-то.
Как явно, что применение насилия, агрессии и наказаний по отношению к этим людям - не работает. А положительное подкрепление – работает.
Однако, многие клиенты психологов никак не могут поверить, что они могут заменить кнут на пряник в обращении с собой, и при этом, становиться лучше. Слишком долго нас приучали к тому, что наказание и жизнь в страхе и напряжении – лучший способ мотивировать себя.
 
За новостями и публикациями удобно следить здесь:
Instagram